Виталий Касаткин стал первым российским художником, работающим с нефтью в качестве краски. Его работы – невероятно объемные, живые и детализированные. С первого взгляда невозможно понять, что живописец использовал какой-то необычный материал. Картины совершенно не пахнут и краски на холсте не черного мазутного цвета, а оттенка сепии. Если приглядеться, то на некоторых полотнах можно заметить оттенки желтого и красного.
В бесплатном мастер-классе могли принять участие все желающие – даже те, кто ни разу до этого не держал кисточку в руках. Всем «художникам» дали полный карт-бланш: можно было рисовать как угодно и что угодно. Многие решили, что необычному материалу необходимо оригинальное применение и рисовали на картонных дощечках нечто абстрактное – загадочные темные силуэты и пятна, похожие на чернильные пятна Роршаха. Мастер-класс проходил в рамках выставки Виталия Касаткина «Неизведанная красота нефти». В экспозиции представлены как его ранние работы, выполненные в технике рельефной живописи, так и «нефтяные» пейзажи. По словам самого художника, это первая крупная «нефтяная» выставка в России.
«У якутской нефти благородный цвет»
NV: Виталий, как вдруг нефть заменила вам обычную краску?
 Виталий Касаткин: Попробовать поработать с нефтью мне предложили мои знакомые. Они знали, что я пишу картины в технике рельефной живописи, и поэтому решили, что я буду не против экспериментов.
NV: Многие художники отнеслись бы к такой идее с изрядной долей скепсиса.
В.К.: Я знал, что есть художники, рисующие нефтью. Один живет в Азербайджане, другой – в Белоруссии. Выходит, я первый художник в России, работающий с нефтью. Были живописцы и до меня, которые пробовали рисовать ею, но у них не получалось. В первый раз я рисовал на стекле. Получился некий «нефтяной витраж». Можно даже сказать, что нефть как заменитель краски подошла мне полностью. Поначалу я экспериментировал, набирался опыта и набивал руку около года. Одна из первых удачных работ – «Зимний Спас». Когда рисовал этот пейзаж, то использовал и нефть, и обычные краски.
NV: В одном из интервью вы говорили, что банку нефти вам подарили знакомые железнодорожники. «Черное золото» простому художнику явно будет найти труднее, чем масляные краски.
В.К.: На днях мне подарили банку якутской нефти. Из нее можно создавать настоящие шедевры. Она – тягучая, но при этом очень хорошо расплывается на холсте. У нее очень приятный теплый оттенок. К слову, у нефти в каждом регионе страны – свой неповторимый цвет. Например, у нефти, добываемой в Астрахани, желтоватый оттенок,  у якутской – темно-коричневый благородный цвет.
NV: Если художники начнут заимствовать вашу технику, вы не будете считать это плагиатом и бездумным копированием?
В.К.: Я считаю, что чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Убедился в этом на своем опыте. В университетах за рубежом я знакомил студентов с техникой рельефной живописи. Кроме того, у каждого живописца своя техника и художественная манера. Даже на мастер-классе каждый рисовал по-своему. Ни одна из работ не была похожа на другую.
NV: Виталий, что вас связывает с Якутией? У вас ведь даже есть картина, на которой запечатлены Ленские столбы.
В.К.: Одна из моих первых выставок проходила в представительстве Якутии в Санкт-Петербурге. В Якутск я также приехал по приглашению постпредства, провел здесь три мастер-класса. В республике я во второй раз. Если честно, я не ожидал, что выставка и мастер-класс вызовут такой большой интерес среди якутян.
А в картине с Ленскими столбами я попытался передать в первую очередь впечатление от этого «чуда света». Словами и даже на холсте увиденное в полной мере не передать. Я показывал эту работу в Германии на выставке. Немцы не верили, что изображенные на картине красоты действительно существуют. Они даже дали название этой картине  – «Фантазия». В итоге она заняла первое место на конкурсе. Но никто все равно не хотел верить мне, что Ленские столбы существуют. Все смотрели на меня как на сумасшедшего. К счастью, нашелся один немец, выходец из Якутии, который подтвердил мои слова и сказал, что красота, изображенная на холсте, реально существует.
NV: Вы рисуете обычными кисточками?
В.К.: Сперва рисую кистью, потом прорисовываю деталью смастеренным мной инструментом. Картины сохнут долго – около двух суток. Чтобы нефть высыхала быстрее, я кладу картины возле печки. Рисовать нефтью можно и на листе ДВП, и на шелке, и на батике. Это зависит уже от фантазии художника.
«Смешиваю известь с нефтью и смолой»
NV: На некоторых ваших «нефтяных» картинах есть оттенки красноватого и розового цвета. В чем секрет?
В.К.: Сам цвет нефти на холсте может варьироваться от желтоватого до черного. Чтобы получить желтый цвет, я смешиваю известь со смолой и нефтью. Из нефти можно получить даже голубой оттенок, но он плохо сочетается с коричневым. Совсем недавно мне удалось выделить зеленый цвет.
NV: Вы ведь чем-то разбавляете нефть, чтобы она не ложилась на холст просто черным пятном?
В.К.: Иногда разбавляю нефть бензином или скипидаром – тем, что под руку попадется. Некоторые работы я покрываю смоляным лаком, который изготавливаю сам из сосновой смолы. Смола растапливается, отстаивается и затем валиком ею можно покрыть готовые работы. Это старинный рецепт лака, который передавался в нашей семьей из поколения в поколение, как и техника рельефной живописи. А обычным лаком картины, нарисованные нефтью, покрывать нельзя.
NV: Ваши картины не огнеопасны?
В. К.: Что вы, вовсе нет. Мало того, что они не огнеопасны, они еще и долговечные. Многие думают, что со временем нефть на холсте высыхает и трескается, но я пока ничего подобного не замечал.
NV: Планируете организовать еще одну персональную выставку в Якутске?
В. К.: Мне бы очень хотелось приехать в Якутию еще раз – провести мастер-классы, показать больше своих работ. Сейчас я работаю над проектом «Чудеса света». В Якутии столько удивительных мест – Ленские столбы, Полюс холода, виды Индигирки. Всю эту красоту хотелось бы отразить на полотнах. В школе для слабовидящих я бы хотел провести курс реабилитационных занятий «14 шагов» для сохранения зрения. Более того, мне хотелось бы создать в Якутске школу по технике рисования нефтью.